?

Log in

Previous 10

Apr. 6th, 2012

Я

[sticky post] НАШИ СКАЗКИ

НАШИ СКАЗКИ

Сказки о Боге Ежей, Рыжей Лисе и Безымянном Поэте, записанные Рыжей Лисой, а иногда и прочими персонажами, которые волею судьбы оказались свидетелями интересных событий в жизни этой неразлучной троицы.

Сказка первая. О Зеленом Холме.

На острове Коктебель было не очень много места. И большую часть этого места занимал Зеленый Холм, в просторечии именуемый Зеленкой. Берег Зеленки уходил в море, где жили Глубокомыслящие Крабы, Мудрая Медуза и Хохочущие Рапаны. На вершине Холма бил Родник, где властвовала Фея Родника и ее подданные Вампиры-комары. А, в общем, на Зеленке было довольно много обитателей. Прежде всего, Дух Зеленки и его Нимфа, Тающая Фея, мудрый Сова-Сан, Две Одинаковые Горлицы, Веселый Крокодил, Белка с Бельчонком, Русый Заяц…ну много народа там было! Но отдельного слова заслуживает Бусинка. Она была пятнистая такая, по размеру не большая не маленькая, а такая что в руках помещается, но никто не наступит, потому что заметная. Бусинка каталась по всей Зеленке, закатываясь, в гости ко всем подряд, но спать почему-то любила у Рыжей Лисы в шалаше из тростника. Рыжая Лиса появилась на Зеленке как-то теплым осенним вечером. Говорили, что она прилетела с Южным Ветром на выходные, но влюбилась в эти места и осталась здесь навсегда. После этого случая Южный Ветер долго не появлялся на Зеленке, но потом все же простил изменницу и иногда навещал ее. Совсем неожиданно на Зеленке появился Безымянный Поэт. Однажды он просто скатился с вершины Холма, прямо к пещере Духа Зеленки. Всем рассказывал, что его принес Психованный Орел. Мол, де жил он себе, жил в горах, стихи сочинял, ну и декламировал их соответственно птицам, больше ведь некому было, кроме, разве что, Горных Баранов. Но ведь Бараны они на то и бараны, что в поэзии не понимают совсем. И Психованный Орел, ближайший сосед Поэта в стихах тоже не очень понимал. А Психованный Орел, он и есть психованный. Поэтому не выдержал и унес поэта куда подальше. А ближайшим «подальше» оказался вот этот Зеленый Холм. Безымянный Поэт оказался человеком милым и интеллигентным, и как-то легко прижился на Зеленке. Но в отличие от многих не стал строить себе жилье, а спал, где понравится, в основном на берегу, беседуя с Лунной Дорожкой. И стихи у него оказались хорошие, поэтому на Зеленке он нашел много благодарных слушателей. Про Бога Ежей на Зеленке ходили легенды самого разного толка, одна другой красочней. Но на самом деле, как он признался однажды, в минуту откровенности, Безымянному Поэту и Рыжей Лисе, он был простым смертным, но вампирша, которую он случайно обидел, недостаточно воспев ее в стихах, заколдовала его и вот результат – вот, уж столетие, он помогает Духу Зеленки править Островом. Иначе Варвары-Матрасники, которые живут, в другой части острова порубят деревья и все зальют бетоном на Холме, повинуясь своей неуемной жажде разрушения и страстью к бетонным конструкциям.
Рыжая Лиса, Безымянный Поэт и Бог Ежей подружились, и много времени проводили вместе, философствуя на разные темы. Часто сидели они, на берегу вглядываясь в морскую даль, и беседа их текла неспешно, и время будто бы замедляло свой ход, и переходы в другие измерения являлись делом обыденным. Собственно чаще всего именно на берегу с ними и приключалась масса интересных историй, о которых я хочу вам рассказать.



Сказка вторая. О Глубокомыслящих Крабах.

На Зеленке в быту все было очень просто. Дух Зеленки уже давным-давно наколдовал на Холме все, что было необходимо для его обитателей - у всех были огороды, фруктовые деревья… Хлебное дерево, правда, было всего одно, но плодов его хватало на всех. И Рыжая Лиса бывала в Поселке у Матрасников и иногда выменивала фрукты на разные крупы - рис, гречку, горох, перловку… Так вот с перловкой как раз и связана наша следующая история.
Рыжая Лиса однажды сварила перловку и, поев, заснула сладким сном на весь день. А жара стояла сильная, и все прятались в тени, ожидая захода солнца. К вечеру перловка естественно немного испортилась. Рыжая Лиса немного расстроилась, но, немного подумав, вспомнила, что для Глубокомыслящих Крабов такая каша просто деликатес. И вот, на закате солнца Рыжая Лиса вышла на берег. На берегу, Бог Ежей и Безымянный Поэт плели какие-то сложные узоры из хитросплетений восточной поэзии. Вокруг них кружились витиеватой струйкой сложные рифм и загогулистые слова. Но, увидев Рыжую Лису, с кастрюлей каши рифмы разлетелись в разные стороны. Безымянный Поэт и Бог Ежей с укором посмотрели на Рыжую Лису. А она тем временем, войдя по пояс в воду, принялась широкими движениями ложкой рассыпать перловую кашу в море. С минуту они молча смотрели на нее. Потом, взяв из кастрюли по ложке, последовали ее примеру. Когда каша закончилась, Безымянный Поэт застенчиво спросил у Рыжей Лисы: – «А, чем это, стесняюсь спросить, мы занимались сейчас?». Рыжая Лиса не ответив, насыпав песка в кастрюлю, принялась мыть ее в море. «Глубокомыслящих Крабов кормили», ответил за нее Бог Ежей. Он знал ответы на все вопросы.
Утром, когда солнце только-только начало дарить свои лучи обитателям Зеленки, Рыжая Лиса, Бог Ежей и Безымянный Поэт встретились на берегу. Это был их ежедневный ритуал – встречать солнце купаясь в морских волнах. Но в это утро на берегу их ждали Глубокомыслящие Крабы. Сидят, ждут. Грустные такие. Рыжей Лисе их так жалко стало. Подзывает она, к себе самого крупного значит, и спрашивает: - « Чего, мол, дружок, грустный такой? Воду кто мутит, или перловка тебе вчера не понравилась? Ты уж извини, какая была». А Краб пощелкал так клешнями, глаза свои круглые отводит в сторону и говорит: - « Перловка то вкусная была, не то слово! Спасибо тебе! Только вот угля бы нам теперь, активированного. Объелись мы вчера...».


Сказка третья. Про Ночной Фрегат.

Сидели как-то лунной ночью на берегу Безымянный Поэт, Бог Ежей и Рыжая Лиса. На море штиль, луна такая круглая, полнолуние и все такое. Романтика, в общем. Сидят, молчат, смотрят на море. И Бог Ежей, а он любил пофантазировать, говорит: - « Вот бы, да в эту лунную дорожку вплыл красивый фрегат под парусами... » «Без парусов!» - перебила его Рыжая Лиса. «Ладно! – согласился Бог Ежей, без парусов. Вплывает, он значит в лунную дорожку, останавливается и делает выстрел из пушки. – Всем пора пить чай! Вечерний чай! Кричит Главный Кок ». Безымянный Поэт и Рыжая Лиса согласились, что это было бы очень красиво. И романтично. Добавила бы Рыжая Лиса, если б посмела. Сидят, молчат, смотрят на море. И вдруг видят – вплывает в лунную дорожку красивый фрегат со спущенными парусами. Останавливается. Слышно «Вечерний чай!» и прямо к ногам опешившей троицы падает пушечное ядро, которое, с оглушительным «Бабах!!!», взрывается. Сидят оглушенные. Потрясенно молчат. Первым пришел в себя Безымянный Поэт. Оправив съехавшую на бок бабочку, и, подняв с песка свое треснувшее пенсне, он задумчиво так произнес: - « М-м-да.. Господа. Дофантазировались мы!». Сидят, молчат, смотрят на море.




Сказка четвертая. Про Лунного Кота.

Засиделись как-то у ночного костра Рыжая Лиса, Бог Ежей и Безымянный Поэт. И вдруг, в сиянии лунного света перед ними возник Лунный Кот. Молочно белый такой, глаза сияют как две звезды… На носу пенсне почему-то. «Простите!» промолвил Лунный Кот, поздоровавшись с честной компанией. «Не видали ли вы случайно Сову-Сана? У нас была назначена встреча в полночь, здесь недалеко. Но в указанном месте я его не встретил. А ведь встреча очень важная. Нам нужно создать список волшебных снов, подсчитать количество лунных дорожек для романтиков и, это главное, решить, как убедить Фею Родника сократить количество ее подданных возле Родника. А то очень много жалоб накопилось о том, что Вампиры-комары превышают лимит высосанной крови за месяц.
К тому же, густонаселенность в этом районе поднялась до критической отметки… Лунный Кот говорил и говорил, не замечая, что Безымянный Поэт, Бог Ежей и Рыжая Лиса, убаюканные крепко заснули у потухшего костра. Он прервал свою плавную речь, и, немного повысив голос, спросил: - «Так вы знаете, где Сова-Сан?». Рыжая Лиса сквозь сон, махнула хвостом, куда то на запад и уютно свернулась калачиком. А Лунный Кот, сказав: - «Спасибо» медленно побрел на запад, тихо бормоча себе под нос :-«Густонаселенность, списки, отчеты, как все успеть….»


Сказка пятая. Про Орех Мудрости.

Однажды утром Рыжая Лиса сказала Безымянному Поэту и Богу Ежей: - « Сегодняшнее полнолуние принесло мне благую весть. В Лисьей бухте, откуда я родом созрел Орех Мудрости. Познавшему его вкус дан будет ответ на любой вопрос. Но Орех Мудрости один, а желающих очень много. Поэтому будет проводиться поэтический конкурс. Так вот друзья мои, я хочу попытать счастья. Мне очень нужно получить ответ на один вопрос. Вы поедете со мной?». Безымянный Поэт с радостью согласился, но Бог Ежей не любил покидать Зеленку. Поэтому он сказал: - «Рыжая Лиса, мы всегда вместе находили ответы на все вопросы. Неужели есть такой вопрос, на который не смогу ответить даже я?». «Не сможешь» - грустно ответила Рыжая Лиса, и Безымянный Поэт сочувственно вздохнул. «К тому же я давно не видела своих родных. Вам тоже будет интересно, обещаю!». И Безымянный Поэт и Богом Ежей опять согласились с Рыжей Лисой, в глубине души, правда, подозревая, что втягиваются в очередную авантюру.
На автовокзале они сели в блестящий желтый автобус и взяли билеты до Лисьей бухты. Едва только все расселись по местам, двери автобуса закрылись, и послышался многократно усиленный микрофоном голос: - « Доброе утро господа и госпожихи! Вас приветствует водитель этого автобуса Танцующий Гонщик! Просьба всем пристегнуть ремни. Готовься 1,2,3 поехали!». В салоне загрохотала музыка, и автобус со старта рванулся вперед как перепуганная мышь. Бог Ежей, Безымянный Поэт и Рыжая Лиса не успевшие пристегнуться, кубарем покатились по салону. Кое-как, выпутавшись из собственного хвоста, Рыжая Лиса с трудом добралась до кабины водителя, и остановилась в дверях онемев от неожиданности. Водитель – маленький гибкий карлик ходил на руках, кувыркался и приплясывал прямо на руле! Педали тормоза и газа были подведены к каким-то рычагам под потолком. Иногда водитель настолько увлекался танцами что, автобус мчался то прямиком через рощу, чудом огибая деревья, то взлетал над дорогой, когда водитель, увлекшись, путал педали. Рыжая Лиса вцепилась в поручень, и крепко зажмурилась… Внезапно все закончилось. «Лисья Бухта! Стоянка тридцать секунд!» провозгласил водитель, и пассажиры перепуганными кроликами метнулись в открытые двери. Толпа вынесла наружу и Безымянного Поэта вперемежку с Богом Ежей. С огромным трудом, распутав друзей Рыжая Лиса, повела их малозаметной тропинкой к заветному месту. На небольшой поляне, под огромным Вечнозеленым Дубом шумно галдели поэты. Кентавры, сатиры, наяды, зеленый слон с грустными глазами и большим барабаном за спиной, зайцы, белки, медведи и прочие лесные жители. Над всем этим сборищем плавно покачивался Джа-Бог. Он мерно попыхивал трубочкой, довязывая, очередной полосатый берет. Словно дождавшись наших друзей, зеленый слон мерно забил в барабан. Под деревом, перед притихшей публикой, возникли три белки. Одна из них держала в лапках лебединое перо, другая старинный пергамент. Третья, самая крупная белка держала в лапках длинный шест с крючком на конце. Она воткнула шест в землю и провозгласила: - « Я, Феофания Восемнадцатая, Главный Хранитель Ореха Мудрости объявляю Ежемесячный Поэтический Конкурс за право обладать Орехом Мудрости открытым! Правила таковы: Поэт выходит в центр круга и читает стихотворение собственного сочинения. Мои коллеги Тратара и Трутула записывают его Вечным Пером на Пергамент Славы. Тот поэт, чье произведение останется написанным на пергаменте после окончания конкурса будет увековечен на Пергаменте Славы и будет иметь возможность задать вопрос Ореху Мудрости. Прошу сохранять тишину! Начнем друзья!». Белка Тратара положила Пергамент Славы на спину Трутуле и приготовилась записывать. Первым выступил Кентавр Болевариус: -
« О, дева младая мне в очи взгляни
Бурлит в них отчаянья море
Считаю я ночи, мгновенья и дни
Хочу быть с тобою одною…».
И в том же духе декламировал еще минут пятнадцать. После выступления Кентавра ввели временной лимит три минуты. Следующей выступила Мышка Омюра: -
« Тихо тихонько в избушке
Но не спят в избушке мышки
Тихо, ушки на макушке
Шьют пуховые перинки».
Далее были стихи о пчелах от Медведей, зайцы традиционно талдычили о пользе морковки, косясь на Серого Волка. Наяды трепетно, с придыханием воспевали соловьиные трели на рассвете, а один сатир рассказал до того неприличный стишок, что его даже не хотели записывать на пергамент. Но, посоветовавшись, решили дать ему шанс на победу ( иначе начнет причитать о расовой дискриминации, поруганных правах и прочее). Очередь дошла, наконец, и до Безымянного Поэта. Выступив в центр круга он, приосанившись, начал декламировать: -
«В ночи как никогда один
За что не знаю
Я, несмышленый господин
Хожу – гуляю
Январь без снега, кутерьма
Сыр – бор, ненастье
В меня вгрызаются дома
Гранитной пастью
Чем передать мне улиц мрак
Не в поле воин
Не к месту фрак
Идет дурак
Весны достоин ».
С чувством откланявшись, Безымянный Поэт вернулся на свое место. Следующей выступала Рыжая Лиса:
Вновь время приходит, и мы расстаёмся
Кто с болью обиды, кто с лёгкой душой
Порой зарыдаешь, порой усмехнёшься
Поверив, что нечего спорить с судьбой.

За радостью встреч, часто мысль затаится
Что временно всё и пройдёт стороной
И с каждым, когда нибудь нужно проститься
Хоть очень печально бывает порой.

Для всех расставанье различно даётся
Неважно, на годы иль день, или час
И мы после встречи опять расстаёмся
Чтоб снова, когда нибудь встретили вас

В прощанье всё просто, и сложно безумно
Мне трудно пером это всё описать
Но главное только что мы расстаёмся
С одной лишь причиной – встречаться опять!»
Последним выступал Бог Ежей:
«Одиночество рука друга помогает
Но это не твоя рука
Утренний кофе на губах вкус
Далекого неба
И в нотах твоих слов
Живет моя память
Как безгранично утро
Знай, день не успеет вспомнить
Что мы не были вместе». Бог Ежей театрально поклонился и вернулся к друзьям. « Сейчас, на Пергаменте Славы проступит лучшее стихотворение!» возвестила Трутула. Несколько секунд все напряженно молчали. Наконец Тратара начала читать: -
«В ночи как никогда один
За что не знаю
Я, несмышленый господин
Хожу – гуляю
Январь без снега, кутерьма
Сыр – бор, ненастье
В меня вгрызаются дома
Гранитной пастью
Чем передать мне улиц мрак
Не в поле воин
Не к месту фрак
Идет дурак
Весны достоин ».
Феофания потребовала автора выйти в центр круга. Ответом было молчание. Рыжая Лиса с беспокойством оглянулась вокруг, ища глазами Безымянного Поэта, и нашла его невдалеке сосредоточенно черкающим что-то в блокноте. Она взяла поэта под руку и вывела в центр круга. «Победитель конкурса Безымянный Поэт! – провозгласила Феофания и все дружно зааплодировали, а Джа Бог преподнес поэту полосатый берет – Он награждается возможностью задать любой вопрос Ореху Мудрости» продолжала Феофания. Но ее торжественная речь была неожиданно прервана победителем: - «А могу ли я передать свое право на вопрос другому существу?». Феофания от неожиданности растерялась. «Я хочу передать свое право на вопрос Рыжей Лисе. Это возможно?» повторил Безымянный поэт. Все замолчали на мгновение, а потом загалдели в се разом «Не слыханно! Не видано! Произвол!». Ясное дело шум стоял невообразимый. Но тихий голос Феофании каким то образом перекрыл все остальные голоса: - « Да будет так!» сказала она и поманила к себе Рыжую Лису. Та, не веря своему счастью, на подгибающихся ногах прошла за ней в маленькую пещеру возле Вечнозеленого Дуба. Следом туда внесли и Орех Мудрости. К большому разочарованию почтенной публики вопрос Рыжей Лисы к Ореху Мудрости так и остался для всех тайной. Лишь Безымянный Поэт загадочно улыбался, когда счастливая Рыжая Лиса выходила из пещеры. Может он знал, и вопрос, и ответ? Это тоже останется их маленькой тайной. Сердечно поблагодарив почтенную публику и мудрых белок, Безымянный Поэт, Рыжая Лиса и Бог Ежей покинули поляну и направились навестить родственников Рыжей Лисы, которые жили в Лисьей бухте на Ямайке. И это будет, уже другая история!;-)
Я

(no subject)

Я вновь разорву свое сердце на части
И людям раздам эти чудо - лохмотья
Несчастным и грустным отдам их – на счастье
Убогим, калекам, больным - на здоровье

Я каплями крови согрею сердечко
Замерзшее, в стуже людской суеты
Развею сомнения, страхи по ветру
А в душу вложу счастье новой мечты


И спрячу свое бездыханное тельце
Свернувшись калачиком, буду лежать
Я буду там ждать, когда вырастет сердце
Чтобы снова его по кусочкам раздать
29.03.2012

Sep. 29th, 2009

Я

Дама с @

Осенним утром, на пустынном пляже
Рассветом озаренная ОНА
Стояла, провожая грустным взглядом
Бегущие по небу облака

ОНА бродила по звенящей гальке
Ласкала нежно пенистый прибой
Стихи, вдруг, декламировала чайкам
И весело махала им рукой

То замирала вдруг она неловко
То дальше шла, как будто бы во сне
И странная была татуировка –
Знак Интернет-собачки на плече

ОН подошел к ней робко и несмело
Спросил лишь о значении тату
В ответ она ему почти пропела –
«Я, знаете ли, Чехова люблю!»

И, обсуждая пьесы – «Дядя Ваня»,
И «Три сестры», и тот «Вишневый сад»
Они весь день по городу блуждали
Ныряя в переулки наугад

Как только вечер тихо смежил веки
Они расстались грусти не тая
Еще не зная то, что эта встреча
Сердца соединила навсегда
Зорина Алиса
Ялта. 2009 г.

Oct. 4th, 2008

ДОЖДЬ...

Дождь.. Он смывает последние крупинки радости с моей души. В водовороте исчезают добрые, тёплые мысли, ускользая текут сквозь мои холодные пальцы. Остаётся лишь холод ночи, незыблемый и бесконечный. Черствею? Возможно. Быть может это осень тихонько закрадывается в мою душу изгоняя из неё тёплые воспоминания лета.Холод в душе. Холод пронизывает всё моё тело. Холод одиночества и грусти... Интересено, обратим ли этот процесс, когда сердце черствеет а душа прячется за зеркалом цинизма? Может и правду сказал один мой знакомый(после того как я его отвергла) что стану жуткой стервой если буду продолжать в том же духе. Это он говорил о моём желании жить одной. А я с детства страдаю от одиночества и всё равно стремлюсь к нему. Парадоксально, но это так! Поэтому наверное так и буду жить, страдать и творить.

Sep. 8th, 2008

Я

мяяууууууу!

Хочется свернуться клубком, как спящая кошка смотреть цветные сны о сказочной стране. Или увидеть во сне тех о ком скучаю... В эту, новую реальность никак не включусь. Почему - то последние две недели домой идти совсем не хочется. Наверное отвыкла. На работу хожу потому что надо, а домой - потому что спать где - то надо.Всё делаю потому что надо. Незнаю что творится со мной.... В этом году, как всегда, что-то снова происходит с моей душой. Адаптироваться трудно - другие люди, другой образ жизни, о другом думать надо. Никак не могу направить свои мысли в нужную сторону. Ездила на эти выходные в Коктебель - всё уже по-другому, не так как было ещё неделю назад. Все какие-то уставшие, я тоже. Даже сам Коктебель какой-то уставший. Наверно это временное затишье перед новой партией приезжих - на Мамакабо 4 го, на Джаз фестиваль 17го. Погода тоже изменилась, похолодало, вода прохладная в море. Не поеду уже в этом году туда. Я отгуляла своё. Если бы кого-нибуть вытащить поехать отмечать в Коктебеле Новый год, было бы прикольно. Но ведь все дома чаще всего отмечают этот праздник. Мало друзей у меня, да и знакомых мало - из-за учёбы трудно с людьми общаться, только и мысли что о дипломе. Что-то грустно мне стало от этих мыслей.........Ведь из - за этого всё больше погружаюсь в компьютер, отрешаюсь от действительности, и чем дальше тем сложнее всплыть. В Коктебеле только нормально общаюсь с людьми - нет телевизора, нет компа, о работе и учёбе не думаешь. Как-то надо учиться жить так и дома....

Aug. 28th, 2008

Я

Влюбилась...

Да, есть немного. В Коктебеле отдохнула, набралась сил. Обзавелась новыми друзьями. Влюбилась.... Это наполняет меня светом и помогает дышать. Хожу и улыбаюсь, и всё хорошо. Слишком много эмоций пока.....
Я

М. Волошину

Муза не покинула поэта
Поселившись у его могилы.
В переливах солнечного света
Напевая грустные мотивы.

Отголосок этой колыбельной
Слышит каждый, кто с душой открытой
Камешек принёс к ногам поэта
Возложив на мраморные плиты....
Я

Прощание с ковбоем

Как грустно прощаться в миноре,
Украдкой роняя слезу.
Снадеждой увидеть во взоре
Одно только слово "НАЙДУ"

Как больно прощаться в миноре
И друга при этом терять
Ведь вроде совсем уж не горе
Но хочется с болью кричать!

Что звёзды ещё не погасли
И много не сказано слов!
И невыносимо прощать ся
Когда ты ещё не готов. К разлуке.

Но мы расстаёмся -
"Ну, что - ж, созвонимся, пока!"
И болью опять отзовётся
Щемящей тоскою душа....

Jun. 21st, 2008

Я

Тридцатник

Недавно я задумалась о том что тридцать лет это возраст когда к некоторым вещам относишься по другому. Например к мужчинам, или к фигуре, или к детям, или к матери. Может быть дело и не в конкретном возрасте а в личных переменах. Я изменилась............ Надеюсь это к лучшему.
Вот я к изменениям в фигуре начала относиться филосовски - мол возраст. Опасные мысли, надо от них избавляться.
Я

Как я отмечала защиту диплома в Коктебеле

14 -го в субботу приехала в Коктебель вечером. На Зелёнке всё теже люди, правда и новые тоже есть. Как обычно. Я надела своё белое батистовое платье в котором защищала диплом, к нему гарнитур из лунных камней. Все были в восторге - таких нарядных девушек на Зелёнке ещё не наблюдали. В посёлке встретилась с друзьями из Харькова. Хорошо вечер прошёл. Несколько дней (до вторника) развлекались как обычно-лето, солнце, море, пляж. На Хамелеон не сходила, и на Кучук-Енишар тоже. Зато побывала два раза на роднике. Потрясающие ощущения! Красота вокруг фантастическая-травы цветут, бабочки порхают. Небо всё в красивых облаках. Я самозабвенно фотографировала всё подряд - и Кара-Даг, и цветы, и кузнечиков, и бабочек, и закатное небо, и даже записала на видео. Правда всё это в мобильном телефоне, так что выложу в альбом чуть позже. В понедельник (16) на рассвете сгорел до тла оч колоритный ресторанчик на набережной "ШИНОК", "БОГЕМА" тоже пострадала, но надеюсь его отремонтируют за месяц. Ведь через месяц я вернусь в отпуск. В общем поездка в Коктебель это то что мне нужно было для обретения душевного покоя..........

Previous 10